Михаил Чуднов

ноября 23, 2011
Инна Михайлова: Для Стаса Михайлова я стала музой, а не обузой
Здравствуйте, мои дорогие! Все уже успели заметить, что я очень похудела, и меня просто забросали вопросами о том, как мне это удалось...
Читать дальше >>>

Михаил Чуднов играет отца Коляна – Александра Наумова в сериале “Реальные пацаны”. Персонаж Михаила недавно вышел из тюрьмы, в которой провёл почти всю жизнь. Колян редко его видел, но всё равно любит и уважает. В сериале он появился во втором сезоне, сразу после отсидки ограбил человека и пришел в его одежде (выдав себя за бизнесмена), но вскоре был пойман. Благодаря Коляну отпущен и не наказан. С мамой Коляна в разводе, раньше “гулял” у рыженькой Наташки. Он всегда пытается из любого дела наварить собственную выгоду, но не всегда получается. Обычно косячит, за что расплачивается проблемами.

Михаил Чуднов
Михаил Чуднов.

 

Чуднов Михаил Евгеньевич 1964 года рождения, актер. Он – лауреат премии г. Перми в сфере культуры и искусства имени народной артистки СССР Лидии Мосоловой в номинации “Лучший молодой актер года” (1999). Член Общероссийской общественной организации “Союз театральных деятелей Российской Федерации (Всероссийское театральное об-во)” (1994). Закончил Пермс. государственный институт искусства и культуры (2006). Актер Пермском муниципальном театре “У моста” (1988 г. – 2004). С 2005 г. артист Пермского академического театра драмы. За 16 лет работы в театре “У моста” им было сыграно более 30 ролей, большинство из которых – главные. Среди них Воланд (“Мастер и Маргарита” М. Булгакова), Раскольников (“Преступлении и наказании” Ф. Достоевского), Хома Брут (“Панночка” Н. Садур), Кочкарев и городничий Сквозник- Дмухановский (“Женитьба” и “Ревизор” Н. Гоголя), Вершинин (“Три сестры” А. Чехова), Иван Коломийцев (“Последние” М. Горького), Гулячкин и Подсекальников (“Мандат” и “Самоубийца” Н. Эрдмана), Мочалкин (“Слон” А. Копкова), Король (“Обыкновенное чудо” Е. Шварца»), Сальери (“Амадей” П. Шеффера). В Пермском академическом театре драмы сыграны роли Тригорина в спектакле “Чайка” А. Чехова, Бенвенутто в спектакле “Джулия Фарнезе” Л. Фейхтвангера, Гертруды в “Гамлете” В. Шекспира, Вальграна в постановке “Фантомас” Н. Скороход по мотивам романов П. Сувестра и М. Аллена, Черкуна в “Варварах” М. Горького. Актерское творчество Михаила Чуднова привлекает удивительной искренностью, пронзительностью и доверием к публике. Сложнейшие роли классического репертуара в его сценических образах обретают черты живых, настоящих людей, которые мучаются, любят, страдают, чего-то недопонимают, в чем-то смешны и нелепы, или, наоборот, что-то интуитивно угадывают, прозревают, стремятся к обретению истины… Словом, они – наши знакомые незнакомцы и интересные собеседники. Его сценическое существование поражает богатством красок. Актеру подвластно и глубокое психологическое погружение в роли, и умение неожиданно отстраниться от персонажа и подчеркнуть – улыбкой или иронией – свое отношение к нему, и владение площадной народной игрой, и удивительное чуткое отношение к партнеру на сцене, и поразительная свобода в импровизационном самочувствии.

А теперь давайте обратимся к интервью Михаила Чуднова:
-Ролями в театре не обделяют. Кажется, вы играете всё – от князей до сумасшедших. А какая роль любимая?
-Любимая – та, которую сейчас репетируешь. Вот если сегодня, например, “Дядюшкин сон” играем, значит, любимая – роль князя, завтра будем играть “Чехова в Ялте”, любимой будет роль Станиславского. В день спектакля роль становится самой лучшей, самой желанной.

-С кем из партнёров вам комфортнее всего существовать на сцене?
-На самом деле их довольно много. Например, по школе мы схожи с Сергеем Семериковым. Мне с ним не нужно заранее договариваться, он понимает, что я делаю на сцене и начинает играть на той же волне. Я точно так же чувствую его. Мы ведь с Семериковым много лет работали в театре “У моста”. Достаточно часто моей партнёршей по площадке бывает Елена Старостина. Мы вместе играли в “Чайке”, сейчас работаем в “Антракте”, “Нельской башне”. Она играет очень живо, как и я, любит импровизировать. Хотя я помню, что сначала мы абсолютно не понимали друг друга, после совместных сцен за кулисами крик стоял. Но ведь сработались! А вообще артисты, с которыми я работаю не так часто, меня боятся. Я каждый раз играю по-новому, никто не знает, чего от меня ожидать. Поэтому комфортнее всего мне существовать на сцене с тем, кто не придумывает дома импровизацию, кто видит состояние своего партнёра и играет в зависимости от этого, кто может и готов меняться.

-Как вы готовитесь к роли?
-Чаще всего дома взаперти. В театре я пытаюсь понять режиссёра, а над ролью работаю всё остальное время – пока завтракаю, пока иду в магазин, пока еду на работу, общаюсь с друзьями. На площадке я пытаюсь воплощать все те варианты, которые придумал. Вот, например, нужно тебе сыграть роль продавщицы. И для того, чтобы воплотить этот персонаж на сцене, у тебя в голове должна быть тысяча вариантов самых разных продавщиц. Нужно придумать, как ты общаешься с покупателями, какие у тебя отношения с директором магазина. Важно даже, какая погода сегодня на улице – люди приходят к тебе, спасаясь от дождя или изнывая от жары. Все эти варианты необходимо проработать дома, а уже на репетиции, на спектакле все должны увидеть, что у тебя получилось. И вообще, работа над ролью не должна отпускать ни на минуту, каждый миг нужно жить только театром.

-Чего бы вы никогда не стали делать на сцене?
-Халтурить. Не стал бы пускать роль на самотёк. Сцена этого не прощает. Она как женщина, которой изменил. Так же скажет: “Я тебя простила”, а будет помнить всю жизнь, она будет мстить, и всякий раз ты будешь ощущать эту обиду. Сцена – это сакральная субстанция, с ней не шутят. И если ты живёшь театром, он входит в тебя. Стоит один раз сыграть спустя рукава, предать, и на следующий день артисту будет очень сложно находиться на сцене, потом ещё сложнее. Нужно будет вымаливать прощение, усиленно работать, всего себя без остатка отдавать. Я с детства очень остро чувствую фальшь. Когда мы во дворе играли в “войнушку”, мне было больно, если меня “убивали”. Я тогда ещё не представлял, что есть профессия артиста, в которой взрослые люди продолжают верить – даже если ты ранен понарошку, это всё равно больно. И не собирался я поступать в театральный институт. Но так получилось, что мне негде было жить, а студентам давали комнату в общежитии. Раз я с детства был артистом, то пошёл и поступил. Сейчас, уже будучи состоявшимся актёром, проверяю себя “на фальшь” детскими ощущениями: по-прежнему ли мне больно?

-Как вы понимаете фразу “Талант всегда должен быть голодным”?
-Голодным в духовном плане. Ведь имеется в виду не физиологический, а творческий голод. Талант всегда должен жаждать творчества, ему всегда мало, хочется ещё и ещё.

-Актёр – эмоционально затратная профессия. Как вы восстанавливаетесь?
-Знаете, я куда больше устаю после спектакля физически, чем морально. Ведь во время игры на сцене я не только отдаю эмоции, но и получаю их обратно: от партнёров, от зрительного зала. Если играть позитивно, честно, то затрата восстанавливается тут же, моментально.

-В другие театры ходите?
-В Перми нет.

-А как относитесь к лозунгу “Пермь – культурная столица Европы”?
-Я отдаю все силы, чтоб так оно и было.

Один комментарий “Михаил Чуднов”

  1. Аноним

    Ваш комментарий ожидает модерации.

    Сразу виден классный актёр! Удачи огромной! Ролей!

Оставить комментарий