Владимир Селиванов дал интервью Ва-банку

октября 21, 2014
Инна Михайлова: Для Стаса Михайлова я стала музой, а не обузой
Здравствуйте, мои дорогие! Все уже успели заметить, что я очень похудела, и меня просто забросали вопросами о том, как мне это удалось...
Читать дальше >>>

Актер сериала “Реальные пацаны” на ТНТ Владимир Селиванов рассказал Александре Мохиревой для газеты Ва-банкЪ о панибратстве, популярности и своем персонаже.

Владимир Селиванов дал интервью Ва-банку

Владимир Селиванов.

 

- Владимир, вот уже пятый сезон «Реальных пацанов». Вообще, раньше когда-то задумывались над тем, что я, Вова Селиванов, стану известным актером, узнаваемым лицом?
- Не знаю. Мне кажется, к тому все планомерно шло. У каждого периода моей жизни был какое-то достижение: в школе я мечтал играть в КВН и выиграть в Высшей лиге. Поступил в институт, и я впервые побывал на игре, увидел все собственными глазами, потом принял участие в игре — это тоже для меня было каким-то «микро-достижением». Дальше был подъем в Comedy Club, когда мы только открывали сериал в Перми — нам тогда пригласили в Москву, где мы познакомились с Гариком Харламовым, Тимуром Батрутдиновым и остальными мэтрами… Были моменты и спада — как раз в кризисные годы, мне даже не на что было снимать квартиру в Перми. Но я никогда не отчаивался и не относился к неудачам как к чему-то неожиданному. Видимо, тут сложение нескольких факторов: мне и повезло, мне и по силам было стать тем, кем я сейчас являюсь.

- В Перми вы наверняка были одним из самых узнаваемых людей. Возможно, где-то выезжали за счет своей популярности… А в Москве как?
- Если в Перми или в других городах я за счет своей личности мог рассчитывать на какую-то “халяву”, то здесь, когда меня люди узнают — в такси или метро — они даже могут немного накрутить. И сфотографироваться еще — обязательно! Вообще, в Москве приходится тратить много денег, в разы больше, чем в Перми, хотя и в родном городе я жил, не бедствуя.

- Вас легко вывести из себя?
- Бесит панибратство и хамство. Или когда я отказываю в фото, тут же снова просят сфотографироваться. Я живой человек, и могу отказать: из-за плохого настроения, самочувствия, отсутствия времени, сильной занятости… Разные бывают причины. Недавно был на одном концерте. Одному чуваку я отказал в фото, тогда он отошел на пару метров, приготовил своего друга и в какой-то момент подскочил ко мне, а его друг нас сфотографировал… Ну вот куда таких девать? И тот самый друг-фотограф тут же подошел и говорит: “Можно, я тоже с вами, Владимир? Раз уж вы с ним сфотографировались…”.

- Хотелось бы попробовать себя в какой-то драматической роли?
- Очень! Моя девушка — до того, как мы познакомились — призналась, что иногда даже плакала над Вованом из “Реальных пацанов”. В горестные для него моменты. Так что даже в роли Вована удается проявить себя в каком-то драматическом ключе. Вообще, хочется попробовать себя в каком-то другом жанре, другом амплуа. Как таковой, нет роли мечты, но я бы с удовольствием сыграл в каком-то историческом фильме. Или в боевике. К сожалению, боевики, которые делают в России, нельзя назвать блокбастерами, но мне и не хочется прыгать выше головы и участвовать в откровенном коммерческом проекте. В идеале должно быть что-то среднее между боевиком и психологической драмой. Например, “Антикиллер” в свое время был подан очень “вкусно”. Я бы сыграл в чем-то таком. Не на месте Гоши Куценко, конечно! (смеется)

- Чью-то критику воспринимаете близко к сердцу?
- Я прислушиваюсь ко многим людям, но не все советы реагирую. Просто у меня есть свое мнение, в котором четко уверен. Знаете, в чем-то я даже могу быть упрямым — в каких-то вещах, в которых следует принять чужую точку зрения. Вообще же все зависит от того, что за человек меня критикует.

- Можете сегодня назвать себя счастливым человеком?
- Нет. Не верю людям, которые говорят: “Я абсолютно счастливый”. Я не знаю, чего мне не хватает для счастья. Может, потому что я человек крайностей, нужно себя уравновешивать. Или слишком веселый и счастливый, или впадаю в необъяснимое уныние. Йогой заняться? Не знаю, где счастье на земле, как его найти и что от чего зависит. Если бы я не был таким успешным, я, возможно, был бы не менее счастливым. Просто стараюсь относиться ко всему максимально спокойно.

- Откуда взялась идея такого персонажа, как Вован?
- Отталкиваюсь от себя и следую сценарию. Я уже сросся с этим персонажем, он мне близок. Я изначально наделил его собственными качествами. На тот момент, когда мы начали снимать, Антон Зайцев, наш продюсер, дал нам задачу максимально срастись со своими героями. Поэтому почти все черты и повадки Вована — это мое.

- Взрослеете со своим героем, развиваетесь?
- Это дело актерской подачи. Развитие происходит именно в том направлении, как я подаю того же самого персонажа. Те же действия Вована три года назад я играл бы иначе, но по сути это формировало бы ту же личность, и окружающие характеризовали бы его так же. Тембр голоса поменялся, да, внешность изменилась, соответственно, и поток мыслей.

- Владимир, в чем черпаете для себя вдохновение, где источник находите?
- Сама жизнь дает мне его. Во-первых, я иногда переоцениваю самого себя. Стал более вальяжным, размеренным, даже где-то — надменным. Пытаюсь в себе все время искоренять в себе эти качества и вернуться к тому “одуванчику” Вове из первых сезонов “Реальных пацанов” на ТНТ. Уже в этом есть интерес — пытаюсь как-то себя приструнить, находить новые приемы в и в актерской игре, и в своем поведении. Когда я играю в кадре, все время каждое свое движение или взгляд пытаюсь внутренне обосновывать. Это все формирует уже лично мои мысли, которыми я пытаюсь наполнить свой персонаж, придать ему органичность. В какой-то степени это и есть то вдохновение… Вы правы, очень сложно спустя 3 года, в 121-ой серии искать какую-то новизну в своем герое. Режиссер часто говорит мне: “Вот этот ты сказал слишком умно, не как Вован. Вернись к тому образу”. Мы людям полюбились такими, и наша задача — развиваться, но оставаться в рамках своего амплуа.

- У вас достаточный опыт в общении с журналистами. Сегодня нервничайте перед тем, как давать интервью?
- Нет. Лень уже! (смеется) Но вы меня прекрасно разговорили сегодня.

Оставить комментарий